Спам

Утром, как обычно, я заварил кофе и сел читать почту. Уютное зимнее утро. Среди кучи рекламы и предложений дружбы я увидел странное письмо, в теме которого значилось одно слово: "Всегда". В письме было написано:

"Она рассматривает в своем уме (так же как она могла, для жаркого дня она чувствовала себя очень сонным и глупым), ли удовольствие от принятия цепочкой стоило бы беда вставать и выбрать маргаритки".

Было похоже на начало рассказа. Но слова так странно соединялись в предложения, как будто писала плохо откомпилированная программа. Проверил на вирусы – нет, это не письмо с вирусом. Никаких ссылок так же не было. Раздосадованный, я открыл новостную ленту. В новостях не было ни слова о маргаритках. 

Через неделю пришло продолжение, когда я проверял почту перед сном:

"В другой момент вниз пошел Элис после этого, ни разу учитывая, как в мире она была выйти еще раз".

Несмотря на поздний час, я позвонил другу, рассказал про письма.

- Маргаритки, Элис, что за чепуха? Ты ничего не видел подобного?

- Нет. Кто-то балуется, не обращай внимания.

- Как я могу не обращать внимание? Ну как?

- Может, это девчонка какая-то в тебя вплюхалась, а? Китаянка с плохим знанием русского языка?

- Я не знаю никаких китаянок!

Рассерженный примитивными предположениями друга, я бросил трубку.

Но, придя утром на работу, я задумался над словами друга. Кто-то влюбился? Очень может быть, очень может быть. Но кто? Вера Петровна – дама серьёзная, такими пустяками заниматься не будет, а Людочка – она с филфака, она бы такое ни за что бы ни написала, даже под страшными пытками. Нет, эта версия отпадает.

Так, а что у нас с мужской частью коллектива? Может, я обидел кого-то, и он мне мстит таким образом? Я перебрал в уме всех сотрудников, но нет, со всеми были ровные, скучные отношения.

Через неделю мне пришло следующее письмо:

"Либо хорошо было либо очень глубоко, или она упала очень медленно, ибо она было много времени, как она спустилась, чтобы посмотреть о ней и интересно, что будет дальше".

Я так разнервничался, что опрокинул кофе на клавиатуру. Вот тебе и приятное начало дня! На работе я никак не мог сосредоточиться, раздумывал, кто и зачем мне это присылает, едва успел выполнить распоряжение начальника. 

Вечером после работы я принялся искать статьи про расшифровку текста. Попробовал читать каждую вторую, каждую третью буквы. Не то. Попытался воспользоваться словом "Всегда", как ключом, опять абракадабра получается. Решил распечатать и вырезать каждое слово, и попробовать сложить из них внятный текст. Всю ночь я перекладывал слова, но так и не смог ничего сложить. Рассерженный, я выкинул в окно проклятые бумажки, и пошёл спать. Но тут же прозвонил будильник, и я поплёлся на работу.

В офисе меня ждал побагровевший начальник: "Ну и что ты мне подсунул? Ты считаешь, что это анализ? Господи, да это даже прочитать нельзя! Набор слов, да и только!". Я вздрогнул, взял бумаги, и пошёл на своё место. Посмотрел на раскрашенные красной ручкой листы и подписи, и сел корректировать. Мысли путались. Начальник торопил. Пальцы не слушались, не попадали по клавишам, как будто я набирал колбасой. Наверное, я никогда не допишу отчёт: чем больше я правлю, тем меньше он становится понятным. Опять позвонил начальник:

- Ну-с, и когда я увижу сей многострадальный труд?

- Через час будет готово.

- У тебя там что, "Война и мир", что ли?

Я положил трубку. Один из сотрудников откинулся на стуле и напел песенку про Элис. Я подскочил, как ужаленный. Сотрудник посмотрел на меня с осуждением. Я постарался взять себя в руки, и сел переписывать отчёт, отмахиваясь от назойливых мыслей. Пересилил себя, и закончил работу. 

"Ну вот, можешь ведь, когда захочешь!", - начальник довольно потирал руки, читая мой отчёт, - "Совсем другое дело! А выводы какие интересные, ты посмотри!".  Потом он внимательно посмотрел на меня: "Иди домой, поспи, а завтра – на работу, со свежими силами.  А лучше недельку дома отдохни". Я поблагодарил начальника и пошёл домой.

Писем больше не было. Испытывая беспокойство, я пошёл в супермаркет за едой. Забив холодильник, я немного успокоился. Есть не хотелось, я только пил и пил. Когда холодильник пустел – я снова отправлялся в магазин. Так пролетела почти вся неделя отпуска. В воскресенье ко мне пришёл в гости друг.

- Хо-хо, а что ты такой худющий стал? Чем ты питаешься? Дай-ка я проверю твой холодильник.

Я послушно открыл дверь холодильника:

- Смотри! Мне для друга ничего не жалко.

- Боже! Что это? И ты этим питаешься?

- Нормальная еда. Что ты придираешься.

- Нормальная еда? Посмотри!

Он подвёл меня к открытой двери холодильника, встряхнул меня, как половик на морозе, и тут я увидел, что весь мой холодильник уставлен бутылками с газировкой одной известной фирмы. Тут-то я понял, что означало слово "Всегда", и зачем были все эти письма.